Евгения Басалаева: «Муж играл на скрипке Паганини, я — на рояле. Вдруг будто кто-то незримый коснулся моих плеч!» | Music-Review Ukraine
Головна
Інтерв'ю
Евгения Басалаева: «Муж играл на скрипке Паганини, я — на рояле. Вдруг будто кто-то незримый коснулся моих плеч!»
Басалаєва Євгенія Олександрівна
Евгения Басалаева: «Муж играл на скрипке Паганини, я — на рояле. Вдруг будто кто-то незримый коснулся моих плеч!»
Выдающемуся скрипачу, дирижеру исполнилось бы 75 лет
19 липня 2016, вівторок

Народный артист Украины Богодар Которович — единственный в Украине музыкант, который был удостоен чести дважды играть на скрипке Никколо Паганини работы мастера Гварнери дель Джезу. Это были исторические концерты. В 1999 году Богодар Которович играл на легендарном инструменте в Колонном зале имени Лысенко Национальной филармонии Украины и в Национальной опере имени Тараса Шевченко.

Скрипку, которую называют «вдовой Паганини», доставили самолетом из Генуи в Киев. Раритетный инструмент сопровождали четыре карабинера, музейная хранительница и мэр этого знаменитого итальянского города. И как только Богодар Антонович взял скрипку в руки, начали происходить мистические вещи…

Об этом и о том, каким человеком был знаменитый скрипач, «ФАКТАМ» рассказала вдова Богодара Которовича — народная артистка Украины известная пианистка Евгения Басалаева.

— Евгения, ваш муж Богодар Которович рассказывал мне, что когда играл на скрипке Паганини, ему казалось, будто кто-то музицирует… за его спиной. Вы, выступая тогда с ним в дуэте, тоже слышали эти звуки?

— Расскажу все по порядку. Когда скрипку привезли в филармонию, Богодар репетировал на ней. После репетиции муж мне сказал: «Знаешь, Женя, удивительно, но я разочарован. Скрипка звучит не так, как я ожидал». Я тоже призналась, что ее звучание не произвело на меня особого впечатления. И пошутила: «Возьми свою, сыграй на ней и скажи, что это скрипка Паганини». Богодар посмеялся и сказал: «Ну что ж, придется играть как играется».

А дальше, еще до нашего выступления, начали твориться невероятные вещи. Проходя в фойе филармонии мимо карабинеров, охранявших инструмент, я увидела круживших над ним трех маленьких не то бабочек, не то мушек… В природе я таких никогда не встречала — они напоминали тополиный пух. Только потом хранительница скрипки мне призналась, что перед концертом эти насекомые всегда появляются и кружатся над скрипкой. Даже зимой!
Но на этом мистика не закончилась. Наше с Богодаром выступление начиналось с потрясающей сонаты Баха — мощной, бурной. И знаете, что меня удивило? Скрипка звучала совсем иначе, чем во время репетиции. Это было звучание невероятно богатого колорита. Словно не одна скрипка, а несколько! Сидя за фортепиано, я даже обернулась, чтобы удостовериться, действительно ли в руках у Богодара скрипка Паганини. Да, это была она. Ощущение от ее звучания было поистине неземное. А когда мы играли вторую часть сонаты, вдруг будто кто-то незримый ладонями коснулся… моих плеч. Я невольно обернулась. Но на сцене, кроме нас с Богодаром, не было никого!

— Вы испугались?

— Страха не было. Только вопрос: кто мне мешает? Богодар тоже почему-то оглянулся назад, будто желая кого-то от себя отогнать. Мы доиграли первое отделение. Раздались бурные аплодисменты. А за кулисами Богодар спросил меня: «Женя, кто это играл?» Я уточнила: «Где?» А он продолжал: «Мне кто-то постоянно мешал!» Я тоже поведала ему, как будто ощутила прикосновение чьих-то рук на своих плечах и что слышала несколько «параллельных» тактов. «Может, это Паганини спустился к нам?» — пошутил муж. А потом спросил своих оркестрантов, не играл ли кто-то из них за сценой во время его выступления. Ему ответили, что никто этого не делал.

— Удивительно!

— Со скрипкой Паганини много интересного связано. Хранительница легендарного инструмента рассказывала нам, что, если долго не играть на скрипке, она выходит из строя. Поэтому один раз в неделю в музее музицирует скрипач. И добавила: «Знаете, выступления Никколо Паганини всегда проходили с аншлагами. За время же моей работы давно не было такого концерта, как ваш. Быть может, скрипка „вспомнила“ времена своего триумфа?»

— А когда вы выступали в Национальной опере, мистика повторилась?

— Нет, ничего такого не было. Но вскоре после этих двух концертов у мужа на руке два пальца потеряли чувствительность. Мы обращались к специалистам, однако улучшений не было. Играть на скрипке Богодар уже не мог. Эти два концерта (а также выступление в Московской консерватории, которую он закончил, и в Польше, на территории которой родился) стали словно прощальными.

В дальнейшем Богодару пришлось заняться дирижерской деятельностью. Кроме того, у мужа начались депрессии. В искусстве набирала обороты коммерциализация. Чтобы иметь возможность заниматься творчеством, организовать гастроли, приходилось постоянно искать спонсоров. А это для артиста муки ада.

Знаете, в 1993—1994 годах мы работали в Сиднейской консерватории, нам предлагали контракт в Австралии, приглашали остаться и в Лондоне. Но мы вернулись в Украину. Сколько фестивалей и конкурсов провели за свои средства, которые заработали за границей! Богодар очень переживал за судьбу нашей культуры.

— Как вы познакомились с Богодаром Антоновичем?

— Это произошло, когда я училась в консерватории, а он преподавал. Я была лауреатом музыкальных конкурсов, и однажды Богодар Которович пригласил меня выступить на «огоньке», посвященном 8 Марта. Потом было еще несколько совместных выступлений. После окончания консерватории в 1987 году я стала работать в его классе. За несколько лет мы воспитали множество лауреатов международных конкурсов. Ухаживать за мной Богодар стал после того, как развелся с первой женой. А поженились мы в 1991-м. Нас соединило творчество, мы были родственные души.

— Скажите, какие черты Богодара Антоновича вас больше всего привлекали?

— Он был очень добрым и интеллигентным человеком. Конечно, поражал его талант. А еще я ощущала себя с Богодаром как за каменной стеной.

— Слышала, что ваш супруг был гурманом.

— Ему нравилось пробовать экзотические блюда, поэтому очень любил ходить в рестораны. Когда мы бывали на гастролях, выбирал уютные заведения, с красивой панорамой, хорошей кухней. Вспоминаю, как в Париже он пригласил меня на ужин в ресторан на Эйфелевой башне: «Будем любоваться вечерним Парижем и закатом солнца».

Богодар очень любил наблюдать закаты. Особенно когда мы оказывались на море. Вечером всегда шел плавать. А я, напротив, люблю смотреть, как солнце встает. У каждого из нас свое философское восприятие этих явлений. К слову, Богодар много читал Библию. И любил размышлять о жизни. Говорил, что она — суета сует, хотя на самом деле все очень просто, когда приходишь к Богу…

— Кстати, у вашего мужа редкое имя — Богодар.

— Он из верующей семьи. Дед мужа был священником. А почему ребенку дали такое имя? Он был у матери долгожданным. И когда на свет появился сын, она сказала: «Это Божий дар!» А через несколько лет родила еще одного мальчика — Олега. Мама умерла, когда Богодарчику было 13 лет, а Олегу — четыре годика. Воспитывал их отец. К слову, в свое время он закончил Праж­скую консерваторию. А второе образование получил инженерное. Был активным общественным деятелем, создавал хоры и сам хорошо пел.

— Какой подарок мужа особенно дорог вашему сердцу?

— В 1998 году Богодар был членом жюри международного конкурса имени Чайковского в Москве, а меня пригласили туда в качестве почетного гостя. Поездка совпала с моим днем рождения. Помню, как утром 28 июня я проснулась и муж подарил мне огромный букет алых роз. А вечером на фуршете, где собралось много известных музыкантов, три официанта вынесли для меня невероятно красивый торт в виде рояля с клавишами из белого и черного шоколада и крышкой, декорированной цветами из безе. Этот подарок Богодара мне никогда не забыть.

— А вы какие подарки дарили мужу?

— Богодар любил полевые цветы, которые напоминали ему детство. Васильки, ромашки… Но больше всего ему нравилась лаванда. Он обожал лавандовую воду. И я ее часто дарила ему на дни рождения. Даже на кладбище у него растет его любимая лаванда.

— Как Богодар Которович обычно отмечал свой день рождения?

— Он не любил его праздновать. Считал, что человек приходит в этот мир один, поэтому в день рождения хорошо побыть в одиночестве. Но я все равно готовилась, приглашала гостей. Мой день рождения 28 июня он любил отмечать мощно. Может, поэтому на свой — 3 июля — его уже не хватало.

— В 2007 году, когда я брала у Богодара Антоновича интервью, он рассказывал, что живет один, снимает квартиру. Вы развелись?

— Нет. Как я уже говорила, кроме проблем с пальцами после игры на скрипке Паганини у мужа начались частые депрессии. Какое-то время он решил пожить отдельно — творческим людям иногда нужно побыть в одиночестве. Но при этом мы все равно были вместе: отмечали праздники, общались, ходили на литургии в храм. Во Владимирском соборе у Богодара любимой была икона святого Николая. Он ставил возле нее свечечку и молился. А когда в последнее время чувствовал себя неважно, просил это делать меня.

— Богодар Которович умер на следующий день после своего 68-го дня рождения — четвертого июля. У вас были какие-то тревожные предчувствия?

— Нет. 29 июня я с 16-летним сыном Антоном находилась в Крыму на открытии выставки. Уехали мы на четыре дня. А шестого числа муж собирался ложиться в больницу, чтобы поправить здоровье. Третьего июля мы с сыном поздравили Богодара с днем рождения по телефону, поговорили. Я сказала, что через день выезжаем в Киев. А четвертого утром вышли с Антоном на берег моря. Небо было безоблачное, чистое-чистое. Ничто не предвещало беды. Вернувшись в номер, стали потихоньку собираться. И вдруг звонок. «О, папа звонит!» — сказал Антон. Взял трубку: «Папа, папа, привет!» И вдруг в ответ услышал незнакомый голос: «Ваш папа умер…» Все произошло так неожиданно. Богодару стало плохо с сердцем на лестничной площадке, он упал. И все… Приехала скорая помощь, но спасти его уже было невозможно. Это был страшный день в нашей с сыном жизни.

— Что бы вы сказали своему мужу сегодня, если бы он мог вас услышать?

— Иногда я чувствую, будто Богодар рядом, ощущаю его энергетику, то, что он нам с Антоном помогает, поддерживает нас. Наш сын учится в Национальной музыкальной академии Украины имени Чайковского по классу скрипки. Кроме того, сегодня он один из ведущих молодых рок-гитаристов в Украине. Думаю, отец сегодня им гордился бы. Нам с сыном очень его не хватает. Я часто мысленно говорю: «Богодар, я люблю тебя!»


Автор: Ольга СМЕТАНСЬКА
Діячі мистецтв: Євгенія Басалаєва
Навчальний заклад: Національна музична академія України ім. П.І. Чайковського
Джерело: Факти



Додати: Share on Facebook

Інші:

Василь Крячок, директор Маріупольської філармонії Без кількох днів два місяці був у тому пеклі
Олександр Пірієв, музичний продюсер Маріуполь, як Фенікс, відродиться. Для цього об'єднається весь світ
«Кожен має виконувати свою життєву місію»
Лукаш Гоїк, директор Сілезької опери в Битомі (Opera 'Slaska, Польща) висловив щиру підтримку українському народу в час війни
Світова оперна діва Людмила Монастирська ексклюзивно розповіла, як замінить російську співачку Нетребко та гратиме партію «Турандот» у «Метрополітен-Опера»
Сюжет німецького ЗМІ про Маріупольську філармонію
У США плануються заходи на честь 100-річчя першого виконання "Щедрика" у країні
«На шпальтах “Дня” бачу обличчя країни у всьому її розмаїтті сьогодення»
В органному залі Рівного — музей і галерея. А вітражі — на логотип
ОПЕРІ ПОТРІБНІ МЕЦЕНАТИ
Як Україна вшановує ім’я композитора Мирослава Скорика
Рік без Мирослава Скорика
KharkivMusicFest: организаторы рассказали, как готовили фестиваль в разгар пандемии
В Андріївській церкві відбулася світова прем'єра віднайдених симфоній композитора Березовського
Що потрібно аби з'явився один з найкращих концертних залів Європи?
Cергій МАГЕРА: "Співак постійно вчиться"
Оксана Линів: "Диригент мусить вміти переконувати з першої хвилини"
У Міжнародний день музики тернопільські музиканти - про музику і життя
"Люди не можуть довго бути без мистецтва, як і артисти - без глядача"
Музичний продюсер Олександр Пірієв: Шоу-бізнес не може стати взірцем ідентичності держави
Наталія Петій-Потапчук: про життя Закарпатського народного хору та про те, чому його місія здійсненна
Екатерина Кухар и Александр Стоянов: Мы не можем прожить друг без друга
Мирослав Скорик: Уночі до нас прийшли: "На збори вам дві години". У вагон для худоби посадили і до Сибіру вивезли
Національна оперета України святкує 85-річний ювілей
"Я завжди досягала мети, яку ставила перед собою"
Скрипаль Роман Кім: "Сучасному музиканту не можна бути надто у "формах" та боятися зіграти неправильні ноти"
Кшиштоф ПЕНДЕРЕЦЬКИЙ: "Музика повинна бути живою..."
Володимир СИВОХІП: "Генетичний код нації не заженеш у смартфон"
АНАТОЛИЙ СОЛОВЬЯНЕНКО: ЗРИТЕЛЬ УЖЕ НЕ ВОСПРИНИМАЕТ ГЕРОЯ-ЛЮБОВНИКА, КОТОРЫЙ ВЕСИТ 100 КГ
Харьковское "Лебединое озеро" ошеломило бельгийскую публику
25 жовтня в усьому світі вперше відзначався Міжнародний день опери
Вікторія Московенко про проблему оренди Будинку актора, реставрацію, унікальний акустичний зал та різноманіття заходів
Володимир Шейко про ювілей Симфонічного оркестру Українського радіо: хочеться, щоб з концерту люди пішли просвітленими
"Ми просто були ілюстраторами цього матеріалу": розпорядник хору Верьовки про виступ з "95 кварталом"
На написання "Як тебе не любити, Києве мій!" батькові дали добу - Тамара Шамо
Співачка Тетяна Асадчева втекла із суду до консерваторії. І вже 10 років "іде з піснею до людей"
Kyiv Opera Theatre: директор театру Петро Качанов розповів про ремонт, ребрендинг і новий сезон
Координаторка Офісу з розробки гуманітарної політики Галина Григоренко: музична сфера - закрита, відкривати її є нашим завданням
Диригент Ярослав Шемет: "На першій репетиції треба поводитися як на першому побаченні"
Василь ВОВКУН: "Дайте нам відчуття опери нового століття"
      © 2008-2022 Music-review Ukraine